Информеры - курсы валют

проблемы третейского процесса

« Назад

проблемы третейского процесса 31.10.2016 08:03

Вчера, 20 октября, прошла конференция "Арбитраж в центре внимания", организованная LF-Академией и Арбитражным центром при АНО "Институт современного арбитража". Участники мероприятия обсудили, "почему пришло время альтернативных способов разрешать споры". Конференцию открыл замминистра юстиции Михаил Гальперин, который сообщил, что последний подзаконный акт прошел регистрацию, а это значит, что готова вся нужная нормативная база. Правда, пока не заработал еще один закон, который дает арбитражам «приятную преференцию» – освобождение от НДС («Надеемся, что вступит в силу в этом бюджетном цикле, до 1 января 2017 года», – сказал Гальперин). Да и в целом, по его мнению, важно обсуждать вопросы арбитража, которые пока не получают достаточного внимания. Залог развития третейских судов – здоровая конкуренция за лучших арбитров, был уверен замминистра. По его словам, «многие коллеги, которые не имеют и не могут иметь репутацию», пытаются создать себе имидж и остаться на плаву, но сообщество узкое, и «все про всех знают».

Следом собравшиеся обсудили изменения, которые привнесла в законодательство реформа. Например, договориться об арбитражной («третейской») оговорке можно с помощью обмена документами, в том числе – иском и отзывом на иск, рассказал ответственный администратор Арбитражного центра при АНО «ИСА» Андрей Горленко. К оговоркам теперь применяется «эстоппель» – если в соглашении есть дефект, но стороны подтвердили его действительность, они не могут недобросовестно ссылаться на этот недостаток. Все сомнения толкуются в пользу сохранения оговорки, сообщил Горленко. По его словам, в арбитраже можно решать вопросы, связанные как с самим договором, так и с его заключением или признанием недействительным. При этом надо помнить о позиции Верховного суда, который предписывает отдельно указывать в доверенности право подписывать арбитражное соглашение, напомнил юрист.

Партнер АБ «ЕПАМ» Дмитрий Степанов представил доклад о возможностях и проблемах арбитража косвенных исков (корпоративных исков учредителей, участников и т. п. в интересах компании). В Росии самый частый путь – развал (признание недействительной) сделки, от чего выигрывает корпорация, а западный путь, который у нас только развивается, – взыскание убытков. Первый вопрос, который выделил докладчик, – это статус самой корпорации, которая может формально не быть юридическим лицом. «А что если это траст? А что если в другой юрисдикции истец не рассматривается как юрлицо?» – задался вопросами Степанов. По его убеждению, специальные правила (ПАКС) должны применяться к российским компаниям, а к иностранным и квазиюрлицам – общие.

Еще одна проблема – распространение арбитражного соглашения на тех, кто его изначально не заключал, рассказал Степанов. Например, три участника приняли устав с третейской оговоркой, а потом приняли в свой состав четвертого. Обязательно ли для него их соглашение, или он может его оспорить? Еще один камень преткновения – возможность оспаривания действий предшественников присоединившимися участниками. Степанов считает, что нужно «связать» каждого «новичка» обязательностью действий предшественника. «В законе [о третейском разбирательстве] много хорошего, но корпоративный аспект в нем не учитывается, – резюмировал партнер «ЕПАМ». Тем не менее, он убежден, что изменения лучше внести в корпоративное законодательство.

Профессор кафедры гражданского права МГУ Антон Асосков рассказал о множественности лиц и требований в арбитраже. Если несколько истцов или ответчиков спорят о выборе арбитров – арбитражный институт назначает их сам не только за эту сторону, но и за их оппонентов, чтобы уравнять. Что касается объединения споров, здесь Асосков предложил ориентироваться на их процессуальную совместимость и материально-правовую связь. За рубежом считают, что возможно вместе рассмотреть два требования с разными арбитражными соглашениями. А еще могут быть ситуации, в которых стороны не совпадают (например, договоры генподряда и субподряда), отметил профессор. Словом, возможных «комбинаций» множество: ответчик-поручитель может предложить привлечь в дело основного должника, чтобы сразу решить вопрос о его ответственности. Решение процессуальных вопросов на предварительной стадии требует активного участия руководящего органа арбитражного учреждения, который должен иметь полномочия прекращать разбирательства полностью или в части, подытожил Асосков.

Состояние третейского судопроизводства показывает, каково развитие общества и бизнеса, признал Косоруков. По его словам, «разношерстность» третейских судов не вызывала спокойного доверия у судов государственных. Его можно завоевать высоким качеством работы и репутацией. Успех реформы можно будет «измерить» тем, как часто бизнес будет заключать арбитражные оговорки, заявила первый вице-президент Газпромбанка, бывшая замминистра юстиции Елена Борисенко. Она подчеркнула, что важна и сознательность – в идеале все решения должны исполняться добровольно, без обращения в госсуд за исполнительным листом. «Интересно было бы собраться через 5–7 лет и обсудить результаты. Например, сколько людей, которые сейчас брезгуют этой системой, в нее пришли», – заключила Борисенко.


Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Авторизация
E-mail :

Пароль :
запомнить